буддизм
фотографии
творчество
путешествия
кто здесь
RSS
справочник
разное
переводы
истории
личный опыт

12 Деяний Будды /

(опубликовано 30.08.2012)



Деяние Двенадцатое


Уход в Паринирвану


Однажды во время Уединения Будда сильно занемог, но подавил болезнь, сказав: «Не подобает мне достигать нирваны, не обратившись к моим спутникам и не попрощавшись с сангхой». Ананда встревожился, но сказал, что у него одно утешение: «Господин не достигнет нирваны, не оставив сангхе последнего наставления».

Будда ответил на это:

«

Чего ждет от меня сангха? Я учил Дхарме, не делая разделения на внутреннее и внешнее, здесь Татхагата не зажал ни одного наставления в закрытой ладони. Пусть тот, кто скажет: «Я возглавлю сангху» или «Сангха рассчитывает на меня», решит что-нибудь для сангхи. Но Татхагата не думает: я возглавлю сангху или сангха рассчитывает на меня. Почему же Татхагата должен решать что-то для сангхи? Я теперь стар и в преклонных летах, мне восьмидесятый год. Как старая повозка держится, связанная ремнями, так держится и тело Татхагаты. Когда Татхагата не раздумывает ни о каких внешних знаках (ощущениях) и с прекращением каждого из чувств достигает беззнакового сосредоточения сознания и пребывает в нем, только тогда, Ананда, хорошо телу Татхагаты. Поэтому, Ананда, живите, находя убежище в себе самих, утешение в себе самих и больше нигде, находя убежище в Дхамме, утешение в Дхамме и больше нигде.

»



На следующий день Будда отправился за подаянием и, вернувшись, вместе с Анандой уселся у святилища Капала. Там он сказал Ананде, что тот, кто осуществлял четыре магические практики, может сохранять жизнь на протяжении кальпы или на протяжении остатка кальпы и что сам он осуществлял их. Но хотя намек был таким ясным, Ананда не смог понять его и не попросил Будду остаться, потому что Мара овладел сердцем Ананды. Второй и третий раз Будда повторил эти слова — все безрезультатно. Тогда он отпустил Ананду, который пошел и сел у подножия дерева неподалеку, и Мара, обратившись к Будде, сказал:

«

Пусть же Господин сейчас достигнет нирваны, пусть Сугата достигнет нирваны. Пришла пора Господину достичь нирваны.

»



Будда ответил, что он не сделает этого, пока его монахи не искусны и не учены, и не могут толковать, наставлять и объяснять. Мара сказал, что все это уже достигнуто, повторил свою просьбу и получил такой же ответ о монахинях и в тех же выражениях о мирянах и мирянках. Затем Будда сказал, что он не сделает этого, пока его религиозная система не будет благоденствовать и процветать, пока она не распространится, пока ее не станут придерживаться многие, пока она не будет широко известной и провозглашаемой среди богов и людей. Мара в своем ответе утверждал, что все это уже случилось, и тогда Будда сказал:

«

Не беспокойся, злой, Татхагата вскоре достигнет нирваны. Татхагата достигнет нирваны через три месяца, начиная с этого дня.

»



Тогда он стряхнул с себя остаток жизни, и в это время сотряслась земля и раздался гром. Удивленный Ананда подошел к Будде осведомиться о причине происшедшего. Затем Будда рассказал, как Мара искушал его сразу после просветления, и повторил весь происшедший разговор. И только тогда Ананде пришло в голову попросить Будду, чтобы тот остался на кальпу. Но Будда упрекнул Ананду в том, что он не попросил об этом раньше, и перечислил шестнадцать мест, где он мог сделать это.

Затем Будда отправил Ананду собрать монахов Весали в зале собраний и призвал их осуществлять учение, которое он преподавал, чтобы благодетельная жизнь могла продолжаться долго, и добавил:

«

Итак, монахи, я обращаюсь к вам: все составное подвержено распаду, так что усердствуйте. Вскоре Татхагата достигнет нирваны. Татхагата достигнет нирваны через три месяца, считая с этого дня.

»



Будда отправился в Паву и остановился там в манговой роще кузнеца Чунды. Чунда устроил трапезу, обеспечив прекрасную еду, и твердую и мягкую, и также приготовил много сукарамаддавы. Исследователи до сих пор не пришли к единому мнению относительно того, что это было за яство: свинина или трюфели? Перед трапезой Будда сказал: «Подай мне, Чунда, сукарамаддаву, которую ты приготовил, и отдай сангхе остальную твердую и мягкую еду». Чунда сделал это, а после трапезы Будда велел ему выбросить остаток сукарамаддавы в яму, поскольку он не видел никого в мире, кто мог бы переварить ее так же, как Татхагата. Затем он сильно занемог, у него началось кровотечение, жестокие и беспощадные боли, но Будда, не жалуясь, внимательно и в полном сознании превозмог их и отбыл с Анандой в Кусинару.

По пути он подошел к дереву и, страдая, попросил Ананду расстелить на земле сложенную одежду. Будда просил дать ему воды из ручья, но Ананда сказал, что мимо только что проехали пятьсот повозок и вода стала грязной и мутной, зато неподалеку протекает река Какуттха (или Кукуттха), где Господин сможет попить и омыть свои члены . Три раза обращался к нему Будда с просьбой, и когда Ананда подошел к ручью, то обнаружил, что в нем течет чистая вода, которую он набрал в чашу, дивясь невиданной силе Татхагаты.

В ночь перед уходом в Паринирвану один из учеников Будды, Пуккуса, поднес ему пару золотистых одежд. Будда принял их, сказав: «Надень на меня одну, Пуккуса, а ты, Ананда, другую». Когда Пуккуса ушел, Ананда поднес одежды к телу Будды, и они будто бы потеряли свой блеск. Они поблекли по сравнению с замечательным сиянием и чистотой самого Будды, который сказал Ананде, что это бывает в двух случаях: ночью, когда Татхагата достигает просветления, и той ночью, когда он достигает нирваны без остатка, Паринирваны, что и произойдет в последнюю стражу ночи в Кусинаре.

Прибыв к реке Какуттха, он искупался и попил, пришел в манговую рощу и лег на правый бок в позу льва: головой к югу и лицом к востоку, подложив правую руку под голову и вытянув левую вдоль тела, и погрузился в созерцание. Хотя стояло неподходящее для этого время года, с цветущих деревьев осыпались цветы и покрыли его тело. Божественные цветы мандарава и сандаловый порошок посыпались с неба, и в воздухе раздались неземная музыка и пение в его честь.

Затем он сказал Ананде, что Чунду могут обвинить в том, что он дал им еду, но его угрызения совести надо успокоить, сказав ему следующее:

«

Повезло тебе, друг Чунда, очень повезло, что Татхагата принял свое последнее подаяние от тебя и достиг нирваны. Лицом к лицу, друг Чунда, слышал я, лицом к лицу я воспринял, что два подаяния равны по плоду и результату, далеко превосходя по плоду и благу другие подаяния. Какие это два подаяния? Подаяние, которое Татхагата принимает, достигая высшего полного просветления, и подаяние, которое он принимает, достигая нирваны, лишенной упадка. Кузнец Чунда накопил карму, ведущую к долгой жизни, хорошему рождению, счастью, славе, небесам и власти. Так нужно успокоить угрызения совести Чунды.

»



В то время старший Упавана стоял перед Буддой, обмахивая его веером. Будда сказал: «Уйди, монах, не стой предо мной». Ананда удивился, почему Будда так сурово говорит с Упаваной, долго прислуживавшим ему. Но Будда пояснил, что боги десяти мировых систем собрались навестить его и на двадцать лиг вокруг и волосу негде было упасть, потому что везде было полно этих богов, жаловавшихся, что монах им все загораживает.

Ананда пытался убедить его не умирать в таком маленьком и незначительном городке, как Кусинара. Но Будда сказал ему, что некогда это место звалось Кусавати и было столицей властелина мира Махасудассаны, процветая, подобно городу богов, и незамедлительно послал Ананду объявить в Кусинаре, что он умрет в третью стражу ночи, и пригласить навестить его в последний раз. Миряне явились со своими семьями, и так многочисленны были они, что Ананда не смог объявить о приходе каждого из них Будде и объявлял о них по семьям.

В конце концов Будда попросил собравшихся монахов сказать, есть ли у кого-нибудь сомнения. Все молчали, и Ананда выразил свое изумление и заявил о своей вере в то, что нет ни одного монаха, который в чем-либо сомневался бы. Будда сказал:

«

Верой говорил ты, Ананда, но Татхагата вправду знает, что в этой сангхе нет ни единого монаха, который сомневался бы или был не уверен в Будде, в Дхарме, в Сангхе, в Пути или Способе. Даже самый последний монах из этих пятисот вошел в поток, не подвержен возрождению в страдающем состоянии, и каждому определенно суждено просветление.

»



Затем, обращаясь к монахам, он сказал: «Послушайте, монахи, я к вам обращаюсь. Подвержены распаду составные вещи, усердно стремитесь». Таковы были последние слова Татхагаты.

Затем, войдя в первый, второй, третий и четвертый трансы и достигнув пяти уровней достижений, он оказался на уровне прекращения сознания и чувства. Ананда сказал: «Почтенный Ануруддха, Господин достиг нирваны». — «Нет, Ананда, Господин не достиг нирваны, он достиг уровня прекращения сознания и чувства».

Затем он прошел обратно через все ступени к первому трансу и снова прошел все ступени вплоть до четвертого транса. С этого уровня он достиг Паринирваны.

Тут случилось большое землетрясение, раздался ужасный гром, и Брахма Сахампати произнес такие стихи:

«

Пусть все существа в мире.
Утратят составное состояние.
Так же как Учитель,
Человек, соперника которому нет в мире,
Татхагата, наделенный властью,
Просветленный, достиг нирваны.

»



Индра, царь богов, сказал:

«

Непостоянно, увы, всё составное;
Оно возникает и исчезает,
Появившись, оно кончается,
И его уничтожение — счастье.

»



Старший Ануруддха произнес такие стихи:

«

Не было ни вдоха, ни выдоха
У него, чье сердце укрепилось,
Когда великий мудрец, достигнув покоя,
Свободный от страстей, отошел;
Тогда он с сердцем, избавившимся от привязанностей,
Превозмог и вынес свое страдание.
Как угасает пламя, так освободилось и его сердце.

»



Среди всеобщих жалоб (не стенали лишь те, кто освободился от страстей) Ануруддха утешал плачущих при помощи наставления Учителя о том, что расставание со всеми приятными вещами необходимо и всё, у чего есть начало, должно прийти к распаду.

Ученики Будды сожгли тело Учителя на погребальном костре. В пепле они нашли особые шарики – шарира, которые обнаруживают в прахе великих святых. Эти шарики стали первыми буддийскими реликвиями. Затем ученики Будды разделили пепел и шарира на восемь частей и поместили их в особые мемориальные сооружения – ступы.

Индийская ступа изначально была погребальным холмом, под которым захоронен прах великого человека. В буддизме ступа довольно быстро перестала быть местом захоронения, став местом поклонения не праху Будды, а его Учению. В этом случае в основание ступы закладывали тексты сутр, почитавшихся записью подлинных слов Будды. Поскольку суть Будды есть Дхарма, его Учение, то тексты представлют собой Дхарму как духовное тело Будды.

И хотя у нас сейчас нет возможности видеть Будду и слушать его поучения, мы можем посетить четыре особых места: место, где родился Татхагата, место, где он достиг просветления, где начал вращать Колесо Учения, и где достиг совершенной нирваны. Согласно словам самого Будды, это равносильно тому, чтобы встретить его самого.


Ссылки

12 Деяний Будды

  

Все записи

  

© 2011 Оксана | кто это?