буддизм
фотографии
творчество
путешествия
кто здесь
RSS
справочник
разное
переводы
истории
личный опыт

12 Деяний Будды /

(опубликовано 29.08.2012)


1
2


Крайне истощенный Будда с соратниками-аскетами

Деяние Восьмое


Аскетические практики


«

Так это было, учитель мой Алара принял меня, своего ученика, как равного себе и почтил меня великой честью. Тогда я подумал: эта доктрина, предел которой состоит в достижении состояния Ничто, не приводит к отвращению, отсутствию страсти, остановке, спокойствию, высшему знанию, нирване. И так, не заботясь об этой доктрине, я оставил ее с неприязнью.

»



Этими слова содержатся в рассказе Будды о его первом учителе Алара Келаме. Затем он описывает визит к Уддаке Рамапутте почти в тех же самых словах, но на этот раз достигается состояние Ни-сознания-ни-несознания. Таким образом, каждый из учителей того времени мог показать Сиддхартхе лишь состояния, соответствующие разным уровням мира без форм, но не выход из Сансары. Поэтому Сиддхартха оставил их всех, не прельщаясь даже ролью главы общины, которая была ему предложена.

«

Затем, стремясь к добру и в поисках высшего покоя, я постепенно продвигался по дороге к магадхам и прибыл в Урувелу, военное селение. Там я увидел приятное место с усладительной рощей, речку, чьи чистые воды приятно текли, а струи были хороши, и вокруг лежало место, где можно было просить подаяние. Тогда я подумал: вот поистине приятное место с усладительной рощей, речка, чьи чистые воды приятно текут, а струи хороши, и вокруг место, где можно просить подаяние. Это, конечно, подходящее место для усилий высокородного, желающего приложить усилия. Тогда я уселся там, это было подходящее место для усилий.

»



Здесь Гаутама приступил к аскетическим практикам, которым описывает так:

«

Тогда я подумал: что, если я сейчас стисну зубы, прижму язык к нёбу и сознанием сдержу, сокрушу и выжгу свое сознание. (Я сделал так), и пот заструился из подмышек. Точно как силачу пришлось бы схватить более слабого человека за голову или за руку... так я стиснул зубы... и пот заструился из подмышек. Я сделал решительное усилие, придя к целостной внимательности; но мое тело было неспокойно и тревожно, несмотря на мучительное усилие, которое овладело мной. Тем не менее эти возникшие мучительные ощущения не сломили мое сознание.

Тогда я подумал: что, если я теперь осуществлю транс без дыхания. Так я сдержал вдохи и выдохи изо рта и из носа. И когда я сделал так, раздался свирепый звук дуновения ветров, исходящих из моих ушей. Раздался свирепый шум, подобный свирепому реву из кузнечных мехов, когда я сделал так... Тогда я подумал: что, если я теперь осуществлю транс без дыхания. Так я сдержал вдохи и выдохи изо рта, из носа и из ушей. И когда я сделал так, свирепые ветры взвихрились в моей голове. Будто силач сокрушил чью-то голову острием меча, точно так свирепые ветры взвихрились в моей голове.

»



Сиддхартха описывает, как он снова трижды практикует сдерживание дыхания и страдает так, как если бы ремень обмотали вокруг его головы, как если бы мясник резал его тело острым ножом, как если бы два силача держали более слабого человека над пылающими углями. Тем не менее, эти возникшие мучительные ощущения не сломили его сознание.

«

Затем я подумал: что, если я совершенно воздержусь от еды. Итак, божества обратились ко мне и сказали:

«Господин, не воздерживайся совсем от еды. Если ты сделаешь так, мы будем кормить тебя божественной пищей через поры твоих волос и так сохраним тебе жизнь».

Тогда я подумал: что, если бы я полностью воздержался от еды, а эти божества кормили бы меня божественной пищей через поры волос и так сохраняли бы мне жизнь, это было бы нечестно с моей стороны. Тогда я отступился, сказав: не будем больше об этом.

Затем я подумал: что, если я буду есть только понемногу, не больше, чем уместится в горсти, фасолевый сок, вику, турецкий горох или бобы.

»



И Гаутама принимает самый минимум пищи на протяжении длительного времени. Некоторые источники утверждают, что он живет лишь с половинки рисового зерна в день. Изменения в теле и сознании он описывает так:

«

Мое тело стало крайне худым. Как растения аситикапабба или калапабба стали мои члены, оттого что я мало ел. След, остававшийся на земле, когда я вставал, стал подобен следу верблюжьего копыта, оттого что я мало ел. Кости моего позвоночника были похожи на ряд веретен и когда я был согнут, и когда распрямлялся, оттого что я мало ел. Как торчат балки старой хижины, так торчали мои ребра, оттого что я мало ел. И как в глубоком колодце виден блеск низко стоящей воды, так в моих глазницах был виден блеск моих запавших глаз, оттого что я мало ел. И как ободранная ножом горькая тыква трескается и вянет от ветра и солнца, так увяла кожа моей головы, оттого что я мало ел. Когда я думал, что коснусь кожи на животе, я на деле хватался за кожу на спине, и, когда я думал, что коснусь кожи на спине, я на деле хватался за кожу на животе, так приклеилась кожа моего живота к спине, оттого что я мало ел. Когда я думал успокоиться, я падал ничком, оттого что мало ел. Чтобы мне стало легче, я ударял по своим членам рукой, и, когда я делал так, погибшие волосы осыпались с моего тела, оттого что я мало ел.

»



Чистый и незапятнанный цвет его кожи изменился и почернел, оттого что он мало ел. Помимо этого, Гаутама постоянно испытывал внезапные, острые, резкие и жестокие боли, и они не приводят его к постижению того сверхчеловеческого и истинно благородного знания и понимания, к которому он стремился. Однажды Гаутама задумывается, что, возможно, существует другой путь к просветлению, и вспоминает эпизод из своей юности, когда первый раз спонтанно вошел в состояние самадхи.

«

Тогда я подумал: вот я ясно представляю, как, когда мой отец шакья работал, я сидел в прохладной тени дерева сизигия и без чувственных желаний, без злых мыслей достиг первого транса радости и удовольствия и пребыл в нем. И транс этот возник от уединения и был объединен с раздумьем и обнаружением. Возможно, это путь к просветлению. Тут возникло в согласии с внимательностью сознание того, что это и был путь к просветлению. Тогда я подумал: зачем мне бояться этого счастливого состояния, лишенного чувственных желаний и злых мыслей? И я подумал, что я не боюсь этого счастливого состояния, лишенного чувственных желаний и злых мыслей.

»



Но добиться этого состояния при таком крайнем истощении тела было бы нелегко, и так Сиддхартха решил снова принять пищу. В некоторых жизнеописаниях рассказывается про музыканта, который настраивал свой инструмент неподалеку от места, где Гаутама медитировал, и этим натолкнул его на мысль о том, что: «Если натянуть струну слишком сильно, она порвется, если слишком слабо — не будет играть». Так или иначе, именно это решение будущего Будды было началом подхода «Срединного Пути» к просветлению — между крайностями аскетизма и излишней роскоши.

Когда Гаутмала решил снова принять обычную пищу, он получил её от девушки Суджаты. До того она рассказала баньяну о своем желании родить сына и обещала каждый год делать дереву подношения, если оно исполнится. Родив сына, она послала свою служанку приготовить место для подношения. Это было в самый день просветления, в полнолуние месяца висакха (апрель—май), и служанка, обнаружив сидящего под баньяном Гаутаму, решила, что он — сошедший на землю бог дерева.

Всё это время пять монахов сопровождали Гаутаму, надеясь, что он расскажет им об Учении, когда обретет его. Но когда тот принял сытную пищу, рис и кислое молоко, пять аскетов, подвергавших себя самоистязанию вместе с ним и доселе восхищавшиеся его стойкостью, осуждили и оставили его, говоря: «Отшельник Гаутама живет в изобилии, он оставил усилия и обратился к жизни в изобилии».

Приняв вищу, восстановив силы и проведя день в роще садовых деревьев, вечером Гаутама отправился по широкой дороге к дереву Бодхи в сопровождении божеств, которые пели и воздавали ему почести, осыпая душистыми цветами. Тут его встретил косец Соттхия (Свастика) и дал ему восемь пригоршней травы куша. Поразмыслив, какое из четырех направлений ему нужно, Гаутама выбрал восток: именно с востока все будды неизменно приступают к уничтожению загрязненности; держа траву за кончики, он рассыпал ее, и получилось сиденье длиной в четырнадцать ладоней. Он сел, выпрямившись со скрещенными ногами, и сказал:

«

Кожа, жилы и кости могут иссохнуть, мои плоть и кровь могут высохнуть в теле, но, не достигнув полного просветления, я не оставлю этого места.

»




Ссылки

12 Деяний Будды

  

Все записи

  

© 2011 Оксана | кто это?